На Юге все спокойно

Проблема рабства – историко-драматическая. Власть над рабами или рабы во власти.

Рабы и власть – ходят в паре. Свободным людям власть ни к чему. Рабы – не статус. Рабы – все мы, кому говорят как жить, кто обучен делать понятное окружающим. Даже наедине мы все контролируем. Деньги – самое лучшее средство контроля. Страх их потерять формирует вкус, поведение, образование, отношения. Можно даже не искать, в чьих интересах мы так живем. Демонизация войны, зла - привычки.

Смысла в деятельности нет. Результирующая – деньги. Для них человек меняет себя и не заинтересован в свободе. Добрый или злой, во власти или во служении – по факту, не имеет смысла. Любой за жизнь овеществляет кучу чего-то – большую или маленькую. Подержал, передал, продался – ничего не было. Думал – я превозмог, победил, узнал, чувствовал. Но куда все это делось? Кому все это надо? Протянул рваный канат из денег от одной вещи к другой. Стал вещью сам – продался, сломался, забыл.

Война на Юге, или Севера с Югом прекратится. Появятся люди, которые перестанут ждать команды. Перестанут забегать вперед командиры, зная, что команду выполняют те, кому еще не заплачено.

Командиры и войны утратят страх потерять чужое, поймут, что хозяева тоже рабы.

Мы можем руководить собой. Для этого надо прекратить искать причины несчастья в других людях. Друг у друга мы отнимаем время и деньги. У самих себя – свободу.

Мы бы не родились здесь, если бы было мало пищи и энергии: мама не выносила бы плод, если бы не питалась. «Оплата» пищи – условие, к которому нас приучила мама. Мы едим только то, что «оплатили». Оплата – смысл, обретенный каждым рожденным. Передача из рук в руки смысла, который нельзя по-другому применить – цена свободы.

Дети не вещи. Если их врожденную свободу не трогать нашим смыслом, через поколение появятся способные руководить собой люди. Мы тоже почти готовы понять, что те, кто гонит нас жить, сами боятся, что руководствуются только прошлой привычкой.